Алексей Семакин: «Идеальных преступлений не бывает»

04.03.2014
от

Автор: Дарья ТЕПЛЫХ
Фото: Борис БАРМИН
Разоблачить фальшивомонетчика, выявить поддельные дипломы, помочь вычислить вора по отпечатку ботинка — всё это под силу эксперту-криминалисту. Вооружившись специальным чемоданчиком, он спешит к месту преступления, чтобы собрать все следы и улики. Как именно это происходит? Мы расспросили об этом одного из красноярских профи этого дела. Знакомьтесь, Алексей СЕМАКИН — главный эксперт Экспертно-криминалистического центра ГУ МВД России по Красноярского краю.

— Наверное, в полиции более творческой работы, чем наша, и не найдёшь. Заключается она в проведении различных экспертиз. У меня есть допуски на право самостоятельного производства пяти их видов. Я провожу почерковедческие экспертизы, технико-криминалистические экспертизы документов. Кроме того, мне доступны дактилоскопия, то есть работа со следами пальцев, трасология — экспертиза следов обуви, автотранспортных средств, орудий взлома, баллистика — исследование огнестрельного оружия.

Свой первый допуск — на право производства технико-криминалистической экспертизы документов — я получил в 2006 году. Потом постоянно обучался. Это ещё одна особенность нашей работы — непрерывное развитие. Мы всё время учимся, не стоим на месте: осваиваем новые методики, перенимаем опыт коллег. Занятия организуются постоянно — на базе нашего экспертно-криминалистического центра, а также в Волгограде, Москве, где находятся известные криминалистические школы. Так, обучаясь, аттестуясь, экзаменуясь, я постепенно получал свои допуски.

— Ваш первый допуск — криминалистическая экспертиза документов. Когда она требуется и как часто проводится?

— Это самая распространённая экспертиза, фактически каждый второй случай в моей работе. На предмет фальши проверяю всевозможные документы — водительские удостоверения, дипломы, справки… И, конечно, деньги. Их подделывают чаще всего. Причём люди делают это всё более мастерски. Раньше купюры просто печатали на цветном принтере, чтобы бабушку обмануть, а теперь делают так, чтобы и банкомат принял фальшивку. Мошенники стали технически грамотные — маргинальные личности этим не промышляют, а вот инженеров приходилось ловить. Вообще, меня трудно удивить, но один случай поразил. Задержали мужчину, который, подделывая деньги, проявлял необычайную скрупулёзность: он целыми днями резал, клеил… Словом, поддельные деньги не доставались ему легко. Я был удивлён его усидчивости. И человеком-то он оказался вполне адекватным, но втянулся в это как игроман. Подделки у него получались по-настоящему качественные, я даже уважением к нему проникся, хотя и понимаю, что он редкий негодяй.

— Легко ли поймать фальшивомонетчика или, скажем, какова вероятность, что вскроется правда о поддельном документе?

— Разоблачение преступника — дело времени. В банкоматах ведь каждая операция записывается на ленту. Что касается поддельных документов, например диплома об образовании, то правда раскроется в 99 процентах случаев. Особенно если его владелец устраивается на работу в госструктуру или какую-либо солидную организацию. Если есть подозрение, что документ поддельный, его приносят к нам. Мы говорим, что с ним не так: бывает, что переделан номер или полностью заменен бланк, случается, что диплом выдавался другому лицу или по другой специальности. В любом случае при обнаружении подделок возбуждения дела избежать не удастся.

— Из шести видов экспертиз наверняка есть те, которые Вам нравится проводить больше остальных?

— Дактилоскопию. Во-первых, она делается достаточно быстро. Во-вторых, она очень информативна. Ведь не всегда по следам пальцев находят только преступника, по ним можно, наоборот, оправдать человека или помочь установить личность. В последнее время мы частенько находим людей с потерей памяти. Если в базе данных есть их отпечатки пальцев, им быстро помогут. Поэтому любому из нас можно эту процедуру пройти — честному бояться нечего, а нечестного всё равно когда-нибудь дактилоскопируют после того, как он пересечётся с органами.

Отпечатки пальцев изымаются практически на каждом выезде экспертов на место преступления — от кражи до убийства. На месте происшествия моя задача отыскать следы преступника. Лучше отпечатков пальцев будет только случайно выпавший паспорт злоумышленника. Такие курьёзы, кстати, тоже случались: грабители на месте преступления оставляли свои телефоны, документы.

— А если, например, преступник действует в перчатках?

— Это нередко случается. Жулики ведь знают, что пальцы рук лучше прятать. На помощь нам приходит трасология. Например, изымаются следы обуви. По ним преступника сложнее находить, хотя, если ботинки носятся давно, они приобретают характерные признаки — насечки, зарубки, всё это будет видно. Бывают настолько ушлые грабители, которые даже поверх обуви надевают носки. Но и это не поможет. Идеальных, то есть полностью бесследных преступлений не бывает. Следы всегда есть. Другое дело — какие они. Если ни дактилоскопия, ни трасология не дадут результатов, на помощь нам придут микрообъекты, биологические следы. Всё равно всегда что-нибудь где-нибудь останется. Любой объект, находящийся в окружающей среде, на неё воздействует: где-то волос упадёт, где-то окурок… Надо уметь искать и находить. Чем больше мы найдём следов, тем быстрее раскроется преступление, а раскроется оно всё равно. Сколько ниточке не виться, всё равно придёт конец…

— Какие преступления помогает раскрыть почерковедческая экспертиза?

— В основном это дела экономической направленности. Мошенники пишут расписки от имени других лиц, получают по ним деньги. Случались у нас такие громкие дела. Даже банковские договоры заполнялись вместо кого-то. К примеру, посчастливилось недобросовестному гражданину найти паспорт, а мужчина на фото имел с ним внешние сходства. Преступник беззастенчиво оформил кредит в банке. И тут на помощь ни в чём неповинному человеку приходит эксперт. Почерк, даже если преступник писал левой рукой, поможет определить, чьих тут рук дело.

— Какие инструменты Вы используете в своей работе?

— На месте происшествия используются фотоаппарат, магнитная кисть и порошки, линейка, лупа, гипс, дактоплёнки, скотч, ручка и бумага. Всё это в специальном чемодане находится, который мы и берём с собой, выезжая на место преступления. При работе с собранным материалом пригождаются микроскоп, ультрафиолетовая лампа, видеоспектральный компаратор. А вообще, мои главные помощники — глаза и голова. На месте происшествия эксперт должен быть спокоен. Моя задача — смоделировать ситуацию. Необходимо поставить себя на место предполагаемого преступника: как и что он делал, куда и зачем пошёл. Чем опытнее эксперт, тем меньше лишнего материала он собирает и тем быстрее находит след злоумышленника.

— Как часто Вы выезжаете на дело?

— В месяц я провожу порядка двадцати экспертиз. К счастью, сейчас не девяностые годы, всплеска преступности не наблюдается. Стало меньше крови, разбоев. Много работаю с поддельными деньгами, нередко выезжаю на кражи. Вот и в сильные морозы сократились случаи уличной преступности, чаще злоумышленники промышляли грабежами. Так, одним из последних моих выездов в качестве специалиста был случай кражи. Обманным путём гражданка проникла в дом, попросила воды у несовершеннолетнего и унесла курточку. Задержать её по горячим следам не составило труда, главное реагировать оперативно, искать нужные улики и грамотно их использовать.

http://gornovosti.ru/tema/prizvanie/alexey-semakin-idealnykh-prestupleniy-ne-byvayet51071.htm

Написать ответ

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

vt-design - сайты красиво, качественно, быстро